Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

dream

А вдруг?

Понимаю, конечно, что ретиналь это не хлорофилл, а родопсин это не фотосистема, но а вдруг, растения не только "собирают" свет хлоропластами, но и видят листьями?
:-)
dream

Принцесса.

У всех свои недостатки и предимущества.
Как-то  было занятное происшествие. В букете белых хризантем спустя несколько дней обнраужилась гусеничка.
Наверное, так бывает не только у меня - когда  купишь в магазине тлю или дрозофил (или какую нибудь милдью)  в нагрузку к собственно тому, что покупал,  и обнаруживается это уже дома, иногда спустя пару дней, достаточных для прорастания спор (созревания яиц).
Некоторые счастливчики в органических овощах (или пакетированных салатах)  находили червяков, ящерок и лягушат.
Так что гусеничка не исключение, а признак "непротравленности" цветов.
Я задумалась, кому же могут нравиться хризантемы- они обладают достаточно терпким запахом и, возможно, вкусом (хотя кое-где применяются в кулинарии   (All chrysanthemum flower petals are edible and are often an ingredient in tea; however, only the species Chrysanthemum coronarium has edible greens. Chrysanthemum coronarium, also known as garland mum or crown daisy, They have a mild mustard-like flavor when young, and plants with serrated leaves which have a stronger flavor.  For the best flavor, harvest the leaves of Chrysanthemum coronarium when the plant is young. Use them raw in salads, as a garnish or to top sandwiches. To use them as a cooked vegetable, lightly steam or stir fry as you would prepare spinach, or add them to hot soup just before serving. Many traditional Chinese, Japanese and Eastern European dishes include chrysanthemum greens. Japanese recipes may refer to chrysanthemum greens as shingiku, Chinese recipes, as choy suey green and Cretan recipes as mantilida.)  Конечно, надо иметь ввиду, что эта конкретная, популярная в азиатской кухне хризантема - не совсем хризантема, а Glebionis coronaria, Глебионис или Златоцвет..

Оказалось, хризантемы есть кому, есть, причем  гусеницы,  которых можно обнаружить на растении - не особо специфичны.
Моя выглядела вполне по-гусечниному, зеленоватая, чем-то похожая на Orthonama obstipata (впрочем, гусенички всех молей  из списка довольно похожи, если не слишком внимательно  приглядываться, и пока они находятся в процессе роста).
Одна особенность этой гусеницы- она предпочитала есть исключительно цветы.  В то время как из описаний следовало что  вредители хризантем едят все, и зачастую питаются на корнях. Потому про себя я ее назвала "принцессой"..
Аппетит у нее был завидный, росла хорошо, и цветы визульно лысели, а я колебалась-  давать ли ей шанс окуклиться чтоб потом вырастить и выпустить моль, или нет. Пока молодежь была малая, мы выращивали бабочек, включая из вредителей. 
В итоге решила, что хризантема это преимущественно осенний цветок, значит куколка, вероятнее всего,  должна будет "проспать" долгое время до весны или даже конца лета. Потому шансы на ее сохранение не  сильно велики  ( гусеница может в определенный момент сбежать окукливаться куда ей  сердце подскажет,  а в доме сильно надежных мест нет).. Потом,  кто знает как она будет расти,  может еще месяц мне ее цветами кормить?
Так что,  достигнув длины больше дюйма, отправилась принцесса на вольные хлеба в ближайшие заросли африканских ромашек.

dream

Close-up on conodonts from Grassy Creek Shale, Missouri


https://www.youtube.com/watch?v=5SPWPuM5vrY&feature=youtu.be
Чтобы  снять такие окаменелости, пришлось   применить изобретательность.
Невооруженным глязом, они буквально не видны -размером с песчинку. Для того чтоб увидеть детали,   нужно приличное увеличение.

dream

Знакомимся: осьминог-аргонавт

Знакомому выпало встретить на берегу  интересное животное- осьминога-аргонавта. Или бумажного наутилуса.
Беднягу вынесло волной на песок, и быть бы ей  пострадавшей, если б  не отправили эту красоту обратно в океан, не смотря на попытки защиты. Судя по размеру, это былаArgonauta argo.


Животное показалось диковинным,  потому  я поделилась парочкой ссылок, которые помогли спасателям сравнить, убедиться, что раковина у осьминога- своя личная, а не экспроприированная.
https://imgur.com/gallery/u3lVq
https://www.earthtouchnews.com/oceans/oceans/the-worlds-weirdest-octopus-is-a-nautilus-lookalike-and-weve-never-seen-so-many/
http://www.molluscs.at/cephalopoda/index.html?/cephalopoda/argonauta.html
Это не то чтобы даже и раковина в прямом понимании, а "кошелка для яиц", впрочем, сделанная из почти того же материала, что и обычные раковины моллюсков, только магния в ней- побольше. Изобретение только этого рода (семейства) для защиты  и хранения себя, любимых, и будущего потомства.
В настоящее время науке ивзестны всего несколько видов аргонавтов, вероятно, часть из них вымерли примерно в то же время, когда и аммониты (родственники).
Иногда в отложениях среднего миоцена и плиоцена можно найти окаменевшие раковины этих моллюсков.

lotus

Карлос Кастанеда о восприятии мира (интервью Сэму Кину), часть 1

Взято из  материалов сайта толтек.ми, Журнал «Psychology Today», декабрь 1972

Сэм Кин: Следя за доном Хуаном на протяжении Ваших трех книг, время от времени я подозревал, что он был творением Карлоса Кастанеды. Он слишком хорош, чтобы быть настоящим — мудрый старый индеец, чье знание человеческой природы превосходит знание почти любого человека.

Карлос Кастанеда: Идея о том, что я придумал такую личность, как дон Хуан, невероятна. Он вряд ли является таким типом персонажа, к изобретению которого могла бы привести моя европейская интеллектуальная традиция. Истина гораздо более странная. Я даже не был подготовлен к тому, чтобы делать те изменения в моей жизни, в которые меня вовлекло общение с доном Хуаном.

Кин: Как и где Вы встретили дона Хуана и стали его учеником?

Кастанеда: Я заканчивал учебу в Университете Лос-Анджелеса и планировал поступать в аспирантуру по антропологии. Я был заинтересован в том, чтобы стать профессором, и думал, что подходящим началом могла бы стать публикация короткой работы по медицинским растениям. Я не заботился о поисках такого странного человека как дон Хуан. Я был на автобусной станции в Аризоне с одним другом по университету. Он указал мне на какого-то старого индейца и сказал, что тот знает о пейоте и медицинских растениях. Я напустил важный вид, представился дону Хуану и сказал: «Мне известно, что Вы знаете массу всего о пейоте. Я один из экспертов по пейоту (я к тому времени прочитал «Культ пейота» Уэстона ла Бэрра) и для Вас было бы полезно какое-то время поговорить со мной за ланчем». Ну, он просто взглянул на меня и моя бравада растаяла. Я стал абсолютно косноязычным и немым. Обычно я был очень агрессивным и многословным, и оказаться утихомиренным от одного взгляда было очень необычным. После этого я стал посещать его и примерно через год он сказал мне, что решил передать мне знание о магии, которому он научился у своего учителя.

Кин: То есть, дон Хуан — не изолированный феномен. Существует ли какое-то общество магов, которое разделяет секретное знание?

Кастанеда: Конечно. Я знаю трех магов и семь учеников, и существует еще больше. Если Вы прочтете историю испанского завоевания Мексики, Вы узнаете, что католические инквизиторы пытались ликвидировать магию, потому что они рассматривали ее как работу дьявола. Так было повсюду многие сотни лет. Многие техники, которым меня учил дон Хуан, очень старые.

Кин: Некоторые из техник, которыми пользуются маги, находятся в широком применении в других оккультных группах. Люди часто используют сновидения, чтобы искать потерянные вещи, и они отправляются во внетелесные путешествия во сне. Но когда Вы рассказывали о том, как дон Хуан и его друг дон Хенаро заставили ваш автомобиль раствориться среди бела дня, я мог только почесать в затылке. Я знаю, что гипнотизер может создавать иллюзию присутствия или отсутствия объекта. Вы думаете, что Вас гипнотизировали?

Кастанеда: Возможно, что-то вроде этого. Но мы должны начать с понимания, как говорит дон Хуан, что в мире существует гораздо больше, чем мы признаем. Наши обычные ожидания насчет реальности создаются социальным договором. Нас обучают, как видеть и как понимать мир. Трюк социализации — убедить нас в том, что описания, с которыми мы соглашаемся, определяют границы реального мира. То, что мы называем реальностью — это только один из способов видения мира, способ, который поддерживается социальным договором.

[далее...]Кин: Тогда маг, как гипнотизер, создает альтернативный мир построением различных ожиданий и манипулированием намеками, чтобы создать социальный договор.

Кастанеда: Именно. Я пришел к пониманию магии в терминах идеи Талкотта Парсонса о глоссах. Глосс — это совместная система восприятия и языка. Например, эта комната — один из глоссов. Мы насобирали вместе наборы изолированных восприятий — пол, потолок, окно, светильники, ковры и т.п., чтобы создать общность. Но мы должны были быть обучены складывать мир вместе таким способом. Ребенок разведывает мир с малым количеством предвзятых мнений, пока его не учат видеть вещи тем способом, который отвечает тем описаниям, с которыми каждый соглашается. Мир является соглашением. Система глоссинга кажется похожей на нечто вроде хождения. Мы должны учиться ходить, но раз мы учимся, мы подвергаемся синтаксису языка и режиму восприятия, который в нем содержится.

Кин: То есть магия, как и искусство, обучает новой системе глоссинга. Когда, например, Ван Гог порвал с художественной традицией и нарисовал «Звездную ночь», он в результате сказал: вот новый способ взгляда на вещи. Звезды живы и вращаются в своем энергетическом поле.

Кастанеда: Отчасти. Но есть различие. Художник обычно просто переделывает старые глоссы, которые подходят для его членства. Членство состоит в том, чтобы быть экспертом по тем смысловым намекам, которые содержатся в культуре. Например, мое первоначальное членство, как весьма образованного западного человека, было в европейском интеллектуальном мире. Невозможно выйти из одного членства, не будучи введенным в другое. Можно только переделывать глоссы.

Кин: Дон Хуан ресоциализировал или десоциализировал Вас? Обучал ли он Вас новой системе значений или только методу срывания старой системы, так что Вы могли бы видеть мир как восхищенное дитя?

Кастанеда: Дон Хуан и я не согласны в этом. Я говорю, что он реглоссировал меня; он говорит, что он деглоссировал меня. Обучая меня магии, он давал мне новый набор глоссов, новый язык и новый способ видения мира. Однажды я почитал дону Хуану немного из лингвистической философии Людвига Виттгенштейна, и он рассмеялся и сказал: «Твой Виттгенштейн слишком туго затянул аркан вокруг своей шеи, так что не может никуда идти».

Кин: Виттгенштейн — один из немногих философов, кто мог бы понять дона Хуана. Его замечание, что есть много различных языковых игр — наука, политика, поэзия, религия, метафизика, каждая со своим собственным синтаксисом и правилами — могло бы позволить ему понимать магию как альтернативную систему восприятия и значения.

Кастанеда: Но дон Хуан считает, что то, что он называет видением, является постижением без всякой интерпретации; это чистое, желающее познавать, восприятие. Магия является средством для этого. Чтобы разрушить уверенность, что мир — это способ, которому вас всегда учили, вы должны научиться новому описанию мира — магии — и затем удерживать старый и новый вместе. Тогда вы увидите, что ни одно описание не является конечным. В этот момент вы проскальзываете между описаниями; вы останавливаете мир и видите. Вы оставлены наедине с чудом; настоящим чудом видения мира без интерпретации.

Кин: Как Вы думаете, возможно ли выбраться за пределы интерпретации при помощи психоделических средств?

Кастанеда: Я так не думаю. И в этом моя ссора с такими людьми, как Тимоти Лири. Я думаю, что он импровизировал в пределах европейского членства и просто переделывал старые глоссы. Я никогда не принимал ЛСД, но я понял из техник дона Хуана, что психотропики используются, чтобы останавливать поток ординарных интерпретаций, расширять противоречия внутри глоссов и расшатывать убежденность. Но одни только наркотики не позволят вам остановить мир. Чтобы сделать это, вам нужно альтернативное описание мира. Вот почему дон Хуан должен был обучать меня магии.

Кин: Есть обычная реальность, которая, как мы, западные люди, убеждены, является «тем» единственным миром, и затем, есть отдельная реальность мага. Каковы важнейшие различия между ними?

Кастанеда: В европейском членстве мир строится большей частью из того, что глаза сообщают уму. В магии все тело используется как рецептор. Как европейцы, мы видим мир вовне и рассказываем себе о нем. Мы здесь, а мир там. Наши глаза питают наш разум, и у нас нет прямого знания вещей. В соответствии с магией, это бремя на глазах необязательно. Мы знаем всем телом.

Кин: Западный человек начинает с предположения, что субъект и объект разделены. Мы изолированы от мира и вынуждены пересекать некоторый разрыв, чтобы попасть в него. Для дона Хуана и его магической традиции тело уже находиться в мире. Мы объединены с миром, а не отчуждены от него.

Кастанеда: Это верно. Магия имеет другую теорию воплощения. Проблема в магии в том, чтобы настроить и привести тело в состояние готовности, чтобы сделать его хорошим рецептором. Европейцы обращаются со своими телами так, как если бы они были объектами. Мы наполняем их алкоголем, плохой пищей и беспокойством. Когда что-то идет не так, мы думаем, что бактерии проникли в тело извне и поэтому принимаем какое-либо лекарство, чтобы его вылечить; заболевание не является частью нас. Дон Хуан не верит в это. Для него заболевание – это дисгармония между человеком и его миром. Тело — это сознание и с ним необходимо обращаться безупречно.

Кин: Это звучит похоже на идею Нормана О.Брауна о том, что дети, шизофреники и лица с дионисийским сознанием считают вещи и других людей расширениями собственных тел. Дон Хуан намекает на нечто подобное, когда говорит, что человек знания обладает волокнами света, которые соединяют его солнечное сплетение с остальным миром.

Кастанеда: Мой разговор с койотом — хорошая иллюстрация различных теорий воплощения. Когда он подошел ко мне, я сказал: «Здравствуй, маленький койот. Как поживаешь?» И он мне ответил: «Я хорошо, а как ты?» Так вот, я не слышал слова обычным способом. Но мое тело знало, что койот что-то говорил и я перевел это в диалог. Как у интеллектуала, мое отношение к диалогу настолько глубокое, что мое тело автоматически перевело в слова то чувство, которое животное сообщало мне. Мы всегда видим неизвестное в терминах известного.

Кин: Когда Вы в том магическом состоянии сознания, в котором койоты говорят и все ясно и понятно, это выглядит так, как будто весь мир живой и что человеческие существа находятся в сообществе, которое включает в себя животных и растения. Если мы отбросим наши высокомерные предположения, что мы являемся единственной понимающей и коммуницирующей формой жизни, мы сможем понять, что все что угодно разговаривает с нами.

Джон Лилли разговаривал с дельфинами. Возможно, мы почувствовали бы себя менее отчужденными, если бы могли поверить в то, что мы не единственная разумная жизнь.

Кастанеда: Мы могли бы быть способны разговаривать с любым животным. Для дона Хуана и других магов не было ничего необычного в моем разговоре с койотом. На самом деле они сказали, что мне следует выбрать более надежное животное в качестве друга. Койоты-обманщики и им нельзя доверять.

Кин: Какие животные становятся более подходящими друзьями?

Кастанеда: Змеи становятся изумительными друзьями.

Кин: Однажды у меня был разговор со змеей. Как-то ночью мне приснилась змея в мансарде дома, где я жил, когда был ребенком. Я взял палку и попытался убить ее. Утром я рассказал сон своей подруге, и она напомнила мне, что убивать змей нехорошо, даже если они в мансарде во сне. Она настаивала, чтобы в следующий раз, когда змея появиться во сне, мне следует покормить ее или что-то сделать, чтобы помочь ей. Примерно через час я ехал на мотороллере по малоиспользуемой дороге, и там она ждала меня — четырехфутовая змея, вытянувшаяся и гревшаяся на солнце. Я подъехал к ней, и она не шевельнулась. Затем мы смотрели друг на друга какое-то время, и я решил, что мне следует сделать какой-то жест, чтобы дать ей знать о том, что я сожалею, что пытался убить ее сестру в своем сне. Я приблизился и прикоснулся к ее хвосту. Она свилась и показала, что я нарушил нашу интимность. Так что я отошел назад и просто смотрел. Примерно через пять минут она ушла в кусты.

Кастанеда: Вы не подобрали ее?

Кин: Нет.

Кастанеда: Это был очень хороший друг. Человек может научиться вызывать змей. Но нужно быть в очень хорошей форме, спокойным, собранным — в дружелюбном настроении, без сомнений и невыполненных дел.

Кин: Моя змея научила меня, что у меня всегда были параноидальные чувства по отношению к природе. Я считал животных и змей опасными. После той встречи я никогда бы не убил змею, и это стало более правдоподобным для меня, что мы можем находиться в чем-то вроде живого сообщества.

Наша экосистема вполне могла бы включать коммуникацию между различными формами жизни.

Кастанеда: У дона Хуана об этом есть очень интересная теория. Растения, как и животные, всегда влияют на вас. Он говорит, что если не извиняться перед растениями за то, что вы срываете их, можно заболеть или может произойти несчастный случай.

Кин: У американских индейцев были похожие верования о животных, которых они убивали. Если не поблагодарить животное за то, что оно отдает свою жизнь за то, чтобы вы могли жить, его дух может создать вам неприятности.

Кастанеда: У нас есть общность со всей жизнью. Что-то меняется каждый раз, когда мы бездумно вредим растительной или животной жизни. Мы забираем жизнь для того, чтобы жить, но мы должны быть готовы отдать наши жизни без негодования, когда придет наше время. Мы такие важные и принимаем себя так всерьез, что забываем о том, что мир — это величайшая тайна, которая будет учить нас, если мы будем слушать.

Кин: Возможно, психотропные препараты временно отметают изолированное эго и допускают мистическое слияние с природой. Многие культуры, которые сохранили чувство общности между человеком и природой, также создали церемониальное использование психоделических средств. Вы использовали пейот, когда разговаривали с койотом?

Кастанеда: Нет. Совсем нет.

Кин: Это переживание было более интенсивным, чем подобные переживания, которые у Вас были, когда дон Хуан давал Вам психотропные растения?

Кастанеда: Гораздо более интенсивным. Каждый раз, когда я принимал психотропные растения, я знал, что я принял что-то и мог всегда усомниться в подлинности моего опыта. Но когда койот разговаривал со мной, мне нечем было защищаться. Я никак не мог этого объяснить. Я действительно остановил мир и на короткое время полностью вышел из моей европейской системы глоссинга.

Кин: Как Вы думаете, дон Хуан живет в таком состоянии сознания большую часть времени?

Кастанеда: Да. Он живет в магическом времени и иногда входит в обычное время. Я живу в обычном времени и иногда погружаюсь в магическое время.

Кин: Любой, кто путешествует так далеко от избитых путей договоренности, должен быть очень одиноким.

Кастанеда: Я думаю, что да. Дон Хуан живет в особенном мире, и он оставил обычных людей далеко позади. Однажды, когда я был с доном Хуаном и его другом доном Хенаро, я увидел то одиночество, которое они разделяли и их печаль об оставленных позади внешних атрибутах и точках отсчета обычного общества. Я думаю, что дон Хуан превращает свое одиночество в искусство. Он удерживает и управляет своей силой, жаждой знания и одиночеством и превращает их в искусство.

Его искусство — это метафорическое выражение образа его жизни. Вот почему его техники обладают таким драматическим ароматом и единством. Он обдуманно конструирует свою жизнь и свою манеру обучения.

Кин: Например, когда дон Хуан взял Вас в горы охотиться на животных, он сознательно выстраивал аллегорию?

Кастанеда: Да. Его не интересовала охота ради спорта или ради добычи мяса. За 10 лет, которые я знаю его, дон Хуан убил только четырех животных ради моего знания, и это было только тогда, когда он видел, что их смерть была даром для него так же, как его смерть когда-нибудь могла бы стать даром чему-либо. Однажды мы поймали кролика в ловушку, которую установили и дон Хуан полагал, что мне следовало убить кролика, потому что его время вышло. Я был в отчаянии, потому что у меня было такое ощущение, точно я сам был кроликом. Я попытался освободить его, но не мог открыть ловушку. Тогда я пнул ловушку ногой и нечаянно сломал кролику шею. Дон Хуан все время пытался научить меня тому, что я должен принимать на себя ответственность за существование в этом удивительном мире. Он наклонился и прошептал мне на ухо: «Я говорил тебе, что у этого кролика больше нет времени прыгать по этой прекрасной пустыне». Он сознательно выстроил эту метафору, чтобы учить меня о путях воина. Воин — это человек, который охотится и накапливает личную силу. Чтобы делать это, он должен развивать терпение и волю и обдуманно двигаться в мире. Дон Хуан использовал драматическую ситуацию настоящей охоты, чтобы учить меня, потому что сам он обращался к моему телу.

Кин: В вашей самой недавней книге «Путешествие в Икстлан», Вы разрушаете то впечатление, полученное от Ваших первых книг, что использование психотропных растений было главным методом дона Хуана при обучении Вас магии. Как Вы понимаете место психотропиков в его учении?

Кастанеда: Дон Хуан использовал психотропные растения только в начальный период моего ученичества, потому что я был таким глупым, умудренным опытом и петушистым. Я держался за свое описание мира так, как если бы оно было единственной правдой. Психотропики создавали разрыв в моей системе глоссов. Они разрушали мою догматическую уверенность. Но я заплатил ужасную цену. Когда клей, который удерживал вместе мой мир, был растворен, мое тело было ослаблено и понадобились месяцы для восстановления сил. Я был озабочен и функционировал на очень низком уровне.




lotus

Окаменевшие деревья

Мы можем коснуться прошлого, которое запечатлено в камне.
Благодаря удивительному процессу минерализации, происходящему в определенных условиях окружающей среды, (обязательными составляющими которых являются отсутствие кислорода и наличие вулканического пепла), стволы деревьев или скелеты животных могут становиться камнем, содержащим древесную или костную структуру, что на макро, что на микроуровне.
В результате минерализации (замещения углерода кремнием) образуется кварц, который, в зависимости от добавок других элементов вроде марганца (розовы-оранжевый) и его оксидов (желтый, черный), железа (красный, коричневый, желтый), кобальта, меди, хрома (зеленый-синий) и углерода (черный), может иметь разнообразные оттенки.
В некоторых случаях окаменевшие деревья (остатки стволов) могут выглядеть очень похожими на натуральные, в других- сказочно яркими.
Возраст окаменевших деревьев может варьировать от нескольких тысяч до сотен миллионов лет.
Например, в Окаменевшем Лесу Гилбоа (Нью Йорк, США) находятся окаменелости деревьев Девонского периода (380 млн лет тому назад, одни из самых древних), а деревьям Окаменевшего Леса Аризонского Национального Парка- 230 млн лет (Триасс).
В лабораторных  и смоделированных полевых условиях ( бескислородная среда в горячей воде(грязи) с высоким содержанием кремния) процесс насыщения древесины кремнием может занимать несколько (десятков) лет.
А если предварительно вымоченную в кислоте древесину поварить несколько часов в "кремниевом рассоле" при 1400 С, затем, выдержать в аргоновой атмосфере, то можно быстро ее "окаменеть", получив "кремниево-карбидную" керамику- искусственное "окаменевшее дерево".
Конечно, в ней не будет природной уникальности, например, как агаты, аметисты и другие полудрагоценные камни в стволах Аризонского Окаменевшего Леса.
Есть много мест, в самых разных странах мира, преимущественно, охраняемых, парков, или заповедников, где можно посмотреть на это чудо природы, и даже потрогать; иногда -даже собрать (за деньги, если  это частная земля).
На видео ниже- окаменевший лес в парке Юты, замечательное место, где можно увидеть окаменевшие деревья такого же  типа (агаты), как и в Аризоне- араукарии, но Юрского периода (150 млн лет), так что с более сохранившейся структурой древесины:



lotus

Помидор, живородящий.

Итак, век живи, век учись.
В юные годы, имея минимальные возможности развить некоторые навыки растениеводства на приусадебном участке, перенимала я опыт поколений- бабушка рассказывала мне, как отбирать, обрабатывать и хранить семена овощей на будущую посадку.
Выбирать надо самый зрелый плод, даже перезрелый, красивый, большой, не испорченный вредителями; аккуратно отделять, иногда и промывать часть с семенами, выбрать наиболее полновесные (те, у которых плотность меньше воды, не годятся) семена; дать им хорошо высохнуть, деликатно разделить друг от дружки, если слиплись; и, хорошо высохшие, хранить в сухом, темном и прохладном месте- бумажный пакетик и стеклянная баночка с плотной крышкой хорошо подойдут.
Если плод будет недозрелым, семена его будут неспособны прорасти.
Думаю, в большинстве случаев так и есть.
Но в этом году мне попался особенный сорт помидоров, восставший против подобных догматов.
Так случилось, что школьники, балуясь (скорее всего), на школьном огороде соравали только-только начинающий розоветь помидор.
Такое бывает; некоторые детки или же удовлетворили свое любопытство: как это присоединено к побегу, или думали покидаться друг в дружку (особенно хорошо это делать томатами-черри), да не успели на переменке, или имели более практические планы, как мои помощники, молодежь из "Садового клуба", (которая очень любит собирать урожай со школьного участка не зависимо от степени зрелости), да передумали забирать.
Забрать его никто не забрал, а мне было жалко, что он пропадет, и взяла я его домой, чтобы он, "дозрел", если получится, чтоб не зря уж его сорвали. Все же, у него была не матерая и даже не молочная зеленость, как у остальных, не было и трещин от падения, и шансы на удачное дозревание оставались.
Лежал он недели 2-3, пока набрал окрас, начинающий переходить из оранжевого к красному, и решилась я его разрезать и покрошить в салат (долгое лежание не способствует тургору), не смотря на то, что сомневалась в его зрелости.
И тут случилось неожиданное.
Когда я его разрезала, оказалось, что семена внутри помидора - начали развиваться. На срезе были видны свернутые побеги с зелеными верхушками миниатюрных листьев (парочки, как это водится). С другой стороны зародыша формировались корешки.

tomatoes

Ну как можно погубить или не поддержать!
Такую выразительную жажду жизни.
Бывало дело, встречались мне яблоки, у которых к весне яблочные косточки начинали прорастать; как то мы посадили проклюнувшийся персик, и даже дорастили до 70 см "деревца", но живородящий помидор встретился впервые.
Опрос старшего поколения родственников показал, что никто с таким еще не встречался.
Я, конечно, показала моим это чудо, затем все проросточки (штук 15) мы извлекли, дали им пару дней подтянуться в воде, и те, которые были наиболее живенькие- посадили в почву...
Теперь у меня рассада на балконе, ожидает нового сельскохозяйственного сезона на школьном огороде.

tomatoes1

А растения продолжают открывать мне свои новые особенности- как многоление базилик, табак, краснокачанная капуста, помидоры, порушившие убежденность в одно-двухлетнести своего вида, так и способность давать начало следующей жизни прямо внутри недозрелого плода.
lotus

Планария

Осень золотит тополя, щедро расцвечивает листья американских краснолиственных амбровых деревьев, и по утрам стали снова  встречаться почвенные планарии.  Они ползут, извиваясь в стороны ( похоже по стилю на змей), и отличаются от дождевых червей, выглядящих более "мощно" и ведущих себя заметно энергичнее.
Первый раз увидев их, я была удивлена: что, как, откуда? Потом же, немного разобралась, в чем дело. Bipalium kewense - это  иммигранты США начала прошлого века, обитатели теплых земель, как и привезенные с переселенцами дождевые черви, в отличие от местных "сороконожек", обитающих в почве и подстилке издревле.
Почему именно осенью? Могу предположить, что это либо особенности их жизненного цикла, либо миграция.